ego_drakonis

Categories:

Какого цвета мои глаза? Дипломная работа (Tesis). Авторские заметки

Специально для выездной кинорулетки «Маньяки».

Представьте себе: Вы начинаете смотреть некий фильм и в определенный момент на экране происходит нечто крайне неприятное. К примеру, у героя вздуваются волдыри от ожогов. Воспаление, гной и все крупным планом. Может быть еще хуже — садист начинает отпиливать ногу героине тупой и ржавой пилой, явно получая от этого ни с чем не сравнимое удовольствие. Кровь, поврежденные ткани, крики боли, натуралистичные съемки... Неприятно, согласитесь. Но как Вы к этому относитесь? Перематываете непотребный отрывок? Закрыв глаза, стоически выносите все звуковые пытки и открываете их только, когда все стихнет? А, может, наблюдая за всем, словно украдкой (иногда и сквозь пальцы) делаете себе одолжение, мол, это же кино, не по-настоящему? Или же с искренним любопытством ловите каждое движение, каждый стон, чтобы полностью проникнуться «больной» фантазией режиссера?

Правильного ответа, как можно понять, найти невозможно. Для кого-то насилия и в жизни столько, что искусство чуть ли не единственный способ сбежать от суровой реальности и отдохнуть, утонув в приключениях и нежной любви. Другой вопрос, что киножанр исследует психологию насилия не хуже профессиональных врачей и наслаивает на мотивы и поступки маньяков и душевнобольных целую вселенную художественного вымысла, которая может сделать из серийного убийцы притягательного художника-романтика, а из молодого и полного надежд офисного клерка самого кровавого мясника Америки.      

Анхела — студентка, учится в Мадриде на факультете киноведения и пишет дипломную выпускную работу по природе аудио-визуального насилия в кино. Для разработки темы подходит все: известные фильмы ужасов, документальные фильмы про жертв военных репрессий и даже различного вида порно. Все бы ничего, но Анхела хочет познать насилие изнутри, с самой отвратительной стороны и просит своего научного руководителя найти для нее что-то шокирующее в архивах университета. Одновременно с этим она знакомится с Чемой, у которого по слухам дома целая коллекция не самого «чистого» кино. Он показывает ей документальные съемки реальных смертей и казней; Анхела удивляется: неужели люди действительно могут получать удовольствие от просмотра такого? 

Но дать однозначный ответ в своей работе она не успевает — Анхела находит своего научного руководителя мертвым в одном из помещений университета с  проекторным экраном, а в проигрывателе — неизвестную кассету с подписью «001», которую он так и не успел принести своей студентке. Что же такого могло быть на той пленке, что преподавателя хватил сердечный приступ? Стоит проверить?!

На этом подробно рассказывать о сюжете «Дипломной работы» я прекращаю, поскольку фильм интересен, прежде всего, открытиями, которые посещают героев, вовлеченных в, как оказалось, кровавую историю.

Во-первых, на кассете оказывается запись так называемого «снаффа» — реальных убийств, сопровождаемых насилием и пытками над беззащитными людьми. В данном случае — над студенткой Ванессой, которая два года назад училась в этом же университете.

Во-вторых, из предыдущей информации вытекает предположение, что убийца и по сей день может быть среди студентов и преподавателей и безнаказанно продолжать свое кровавое дело. Вот только как начать расследование и нужно ли это?

«Дипломная работа» говорит, что нужно и возводит медленно, но верно Анхелу и Чему в ранг местных детективов. Знание монтажа, моделей камер и используемой пленки помогают выйти на определенных людей, но ни к кому же не подойдешь и не скажешь напрямую: «Добрый день, я знаю что Вы сделали позапрошлым летом!»

Расследование не будет провоцировать героев к скоропалительным шагам, зато заметно скажется на внутреннем состоянии героини. Ее, например, будут посещать видения, в которых сексуальная и насильственная стороны тесно взаимосвязаны. Страх преследования и некого притяжения к подозреваемому    будут играть свою злую шутку, что в принципе не особо будет мешать выйти на правильный путь в запутанном деле.

Для зрителя все еще проще: один брошенный вскользь вопрос — и ты уже знаешь маньяка. До героини это доходит несколько дольше, но в том же направлении. Герои стараются проверить все наверняка, лично убедиться в присутствии улик и лезут в самое пекло, когда, возможно, следовало обратиться в правоохранительные органы. Пожалуй, всю вторую часть фильма я так и не смог найти ни одной причины, почему бы и не обратиться за помощью, указав на, как минимум, хранилище кассет, на которых запечатлено более двухсот убийств.

Но даже опустив такую деталь, «Дипломная работа» может удивить. Достаточно медленное расследование приводит к месту X, начинается такой долгожданный экшен, кульминация!!! И... Еще 30 минут хронометража. Зачем? Чтобы еще раз Вас удивить! Позволять себе две точки кульминации могут не все режиссеры. Обычно это приводит к тому, что либо оба таких места выходят посредственными, либо одно из них явно получается слабее другого. За примером и ходить далеко не нужно: восьмой эпизод «Звездных войн» или недавний молодежный триллер «Счастливого дня смерти». Но «Дипломная работа» в этом отношении на порядок выше: она и раньше намекала, что серийный убийца может быть не один, а тут еще и выясняется что Анхела могла дважды, нет, трижды ошибаться насчет одного и того же человека (подозревая его, поверив, и снова подозревая, например). 

К финалу «Дипломной работы» чувствуется реальное напряжение оттого, что начинаешь подозревать уже всех подряд, т.к. никто из действующих лиц не является абсолютно безгрешным. Я лично даже начинал рассматривать в этой роли появившуюся в кадре всего два раза подругу красавчика Боско — Йоланду, так неожиданно эта мысль начала складываться в стройный мотив преступления. Но это было бы совсем уж второсортным дурновкусием из 90-х годов, когда убийцей хозяина особняка становился каждый второй дворецкий, подсыпающий по утрам в овсянку сильнодействующий яд.

Аменабар эффектно, хоть и позитивно завершает свою небольшую историю, оставляя зрителя смаковать общий посыл автора. И здесь у меня появляется много ремарок-тезисов, если позволите, в сторону «Дипломной работы».

1. «Дипломная работа» — хоть номинально и фильм из списка «про маньяков», все же чистокровный триллер с фокусом на расследовании и почти стерильный от кровавых расправ и натуралистичных убийств. Лента не дает заглянуть по ту сторону объектива камеры, на которую снимаются пытки, и не позволяет поговорить по душам о том, что же двигает людей на подобное.  

2. Снафф — объективно слишком щепетильная тема, чтобы открыто о ней говорить и тем более показывать. Небольшие мокьюментари отрывки дают лишь общие представления, дающие необходимый минимум информации. Познавательно — безусловно, раскрыта ли глубинная причина появления жанра — нет. Очень советую посмотреть для сравнения «Пленки из Пукипзи», в которых не то, что тема насилия раскрыта через полицейский отчет, так еще и показано последствие этого самого насилия на примере психики выживших.

3. Отсюда и третье замечание — «Дипломная работа» не справляется даже с заявленным «исследованием». Словно настоящая дипломная работа, она на 60-70% состоит из воды-филлера (диалогов, поиска очередных зацепок и небольшого элемента самокопания в отношении сексуального влечения). Пройтись по верхам — сколько угодно, но копнуть вглубь не получается. Самым ярким и единственным значимым диалогом становится беседа Анхелы с ее новым научным руководителем:

Кастро: Почему тебя интересует насилие?
Анхела: Потому что оно стало обычным и в кино, и на телевидении, мы слишком к нему привыкли.
Кастро: И что же?
Анхела: Меня это беспокоит.
Кастро: Почему?
Анхела: Потому что я не люблю насилие.
Кастро: Ты его отвергаешь?
Анхела: Разумеется.
Кастро: Всегда?
Анхела: Да.
Кастро: Но насилие присуще нам всем… Невозможно подвергнуть цензуре все фильмы.
Анхела: Нет, но режиссёр должен отдавать себе отчет в том, что он делает.
Кастро: Режиссёр должен делать только то, чего хочет от него публика. Это основной принцип любого зрелища. Или ты отвергаешь и зрелище?         
             

Стоит еще на этой ниве вспомнить финальный репортаж, когда все больные в палатах с явным интересом в глазах ожидали вставки из снаффа с Ванессой, которые были приведены в качестве превентивной меры. Цель благородная, результат не всегда ожидаемый. Насилие и правда где-то глубоко в нас.

4. В самой ленте на примере Анхелы прекрасно показано действие реверсивной психологии: если хочешь, чтобы кто-то что-то сделал, просто запрети ему это. Анхелу отвращает насилие, но Чема твердит многократное и убедительное «не смотри», когда слышатся первые крики Ванессы из динамиков. И что же? Сначала закрытые глаза, потом наблюдение сквозь пальцы, затем открытое наблюдение. Момент переступления через собственные принципы не заставил себя ждать.

То же, но в более мягкой форме, представлено чуть раньше, когда получив отказ от Чемы в просмотре коллекции кассет, Анхела добивается своего молчаливым взглядом. 

5. Анхела два раза оказывается связанной как и жертвы с видео, и оба раза ей удается освободиться. По правилам киножанра два раза один и тот же прием не работает. И не сработал. Если разобраться, то решись Аменабар на куда более «чернушный» вариант финала, то и заявленная тема была бы раскрыта куда ярче. Представьте весь путь героини и ее смерть в забвении. Сюда бы и кровавый натурализм пришелся бы в тему. «Мученицы» и «Спуск 2», к слову, так и поступили, второй раз сделали все верно, чего не скажешь, например, о таком представителе жанра ужасов, как «Граница».

6. Крайне приятно наблюдать за актерами, явно не являющимися частыми гостями мировых фестивалей и широкого проката. Ана Торрент, Феле Мартинес, Эдуардо Норьега и многие другие создали очень уютный облик университетской тайны, которую не в тягость постигать. И снято все очень аккуратно, и деталей хоть отбавляй (начиная от плакатов фильмов с Киану Ривзом и заканчивая надписью Redrum на стене), и логика событий не превращается в кашу из нагромождений: наоборот, одно вытекает из другого, совпадает с третьим и ведет к четвертому. Как я и говорил, только ближе к концу все теории героев начинают смешиваться с собственным мнением, наконец-то создавая требуемую интригу. 

7. Художественные приемы «Дипломной работы» очень занимательны. Аменабар старается сравнивать обычный мир и мир насилия через музыку (классическая и трэш металл в наушниках у главных героев), через визуальный ряд (сравните опрятную, чем-то даже с особым шармом из-за манекена с сигаретой квартиру Анхелы и квартиру помешанного на «интересном» Чемы — грязную, неубранную и заполненную не самой привлекательной атрибутикой), через идеи (пересказанные «Принцесса и карлик» Уайлда) и через восприятие (всплывающие образы, рождаемые желания и рисуемые подсознанием сны).

Как итог, хочется сказать, что «Дипломная работа» в качестве обыкновенного фильма про частное расследование убийства показывает очень и очень приличный уровень. Фильм интересно смотреть, в нем яркие персонажи, запоминающихся моментов не так много, но они и не нужны, атмосфера делает все за них: все же приятно осознавать, когда ты угадал, кто же тот самый «плохиш». Но вот полноценного высказывания на психологическую тему у Алехандро не получилось. Отдельные идеи вроде бы и не мешают повествованию, где-то даже крепко выстроенному в отношении полярности толерантности к жестокости, но могут вдруг всплыть и вызвать вопрос: «А зачем это сейчас нужно было?». Да и, честно говоря, сама личность убийц не вызывает предельного шока после раскрытия. Воспринимается все обыденно, как и их слова про то, как Анхела умрет. Подходы разные, а эмоции одни — безразличие.    


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.